Сегодня дней рождений нет
Мероприятий не запланировано


 


Игорь Артемьев, Глава ФАС

Руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев для «Газеты.Ru».

Как можете оценить ситуацию на фармацевтическом рынке? Фармпроизводители просили приоритетный доступ к госзакупкам для поддержания отрасли в условиях вступления в ВТО. 
Каждая из отраслей нуждается в многочасовых обсуждениях. Поэтому я говорю сейчас несколько поверхностно. Считаю, что в 1990-е годы фармрынок имел признаки монополии — соответственно, монополистического ценообразования, воровства, подкупа врачей, использования контрафакта и лекарств, которые нельзя было даже запускать в оборот. Это сопровождалось разрегулированием всех систем — отбора лекарств, их испытаний и т. п. Сейчас все это нормализуется. Контрафакта очень мало, но отдельный монополизм сохраняется.

Когда произносят лозунг о том, что фармпроизводителям нужно дать дорогу, я никогда не бываю против. Но когда говорят, что только фармпроизводителям, — я всегда против.

Вот, например, приходит к нам монопольный поставщик определенного лекарства для детей: он почему-то имеет наглость продавать у нас лекарство в разы дороже, чем в Германии или Франции. И как только мы скажем, что им должен стать только фармпроизводитель, это означает, что никто не сможет поставить альтернативный товар. А если мы разрешим еще и дилерам торговать, то поставщик из, условно говоря, Австралии завезет такой же препарат и продаст по нормальной цене за счет внутрибрендовой конкуренции. Так почему же я должен быть против этого дилера?

На рынке должен быть и дилер, и фармпроизводитель. Если последний честно себя ведет, у него лучшая позиция: ему не нужна маржа перепродавца, он из цеха продаст с 20-процентной рентабельностью. Поэтому нам нужно выбирать и из тех, и из других. По качеству контролировать, конечно. Если дилер завозит нехороший товар, то ему нужно навсегда закрыть дорогу в нашу страну: если раз попался на одной контрафактной упаковке – все, ты здесь больше не будешь свой бизнес вести.

Чем можно поднять отрасль?
«Лекарства» известны: открытость, прозрачность, публикация торговых политик, создание индустрии собственных дженериков, подбор самых лучших, эффективных препаратов, их скорейшая регистрация, отмена регистрации всякого барахла. Можно сэкономить на дорогостоящих исследованиях. Можно было бы принять закон, который бы говорил: запрещенное к обороту, например, в Европе и США лекарство почти автоматом должно запрещаться в России.

Возьмите FDA (Управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными препаратами США – «Газета.Ru»). Нужно создавать свой FDA, нужно соединять в одних руках – вокруг Росздравнадзора – оборот лекарственных средств для людей, для ветеринарных целей, туда же заводить БАДы. У Росздравнадзора должны быть большие полномочия с гигантскими штрафами, как в США. Американская компания, нарушившая требования закона об обороте лекарственных средств, там никогда меньше миллиарда долларов штрафа не платит.

Здесь речь идет о суверенитете. Такую же тему поднимали на совещании у Дмитрия Медведева, но касательно техтребований к продукции. Но он говорил, что здесь мы не будем доверять какой-то стране и ее специалистам. Это очень щекотливый вопрос.
Это вопрос безопасности жизни и здоровья граждан. Но если вы хотите суверенитета, тогда проведите расследование за три дня и все равно уберите опасные, запрещенные на Западе лекарства с рынка.

Оригинал интервью см. здесь


Источник: Газета.ру от 19.12.2012


Последние изменения:
19.12.2012 14:47 Альбицкий Сергей


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter

Время генерации страницы: 0.10564088821411